Как говорить с детьми о войне

Содержание
  1. Как говорить с детьми о войне
  2. 1. Сначала неплохо разобраться с общими ценностями
  3. 3. Если вы не знаете, что конкретно говорить, расскажите о детстве своей бабушки, вспомните историю своей семьи
  4. 5. Кстати, ребенок имеет полное право не знать кровавых подробностей, и задача родителя предоставить такую возможность
  5. 7. Заглядывайте в себя время от времени: все ли у вас самих в порядке с дихотомией война-мир
  6. 9. Игра в войну — это не плохо, особенно если сегодня ты немец, а завтра — русский
  7. 11. Хорошо бы помнить, что на большинство спорных вопросов, которыми вы с подростком задаетесь, нет и не может быть однозначного ответа
  8. 12. Осторожнее с массовыми акциями
  9. Как рассказать ребенку о войне
  10. Песня
  11. Фильм
  12. Как говорить с детьми о войне
  13. Вадим Колесников: транслировать уверенность
  14. Виктория Горбунова: не уходить темы смерти
  15. Гила Петрова: объяснять обстоятельства
  16. Романа Романишин: говорить через символы
  17. 8 самых сложных тем для разговоров с детьми
  18. 1. Как говорить с детьми о разводе родителей
  19. 2. Как говорить с детьми о деньгах
  20. 3. Как говорить с ребёнком о половом созревании и не выглядеть идиотом
  21. 4. Как говорить с детьми о коррупции

Как говорить с детьми о войне

Как говорить с детьми о войне

Война — та тяжелая тема, которая может травмировать, а может оказаться мощным воспитательным средством. Все зависит от того, как вы подойдете к делу. Деликатными советами помогает психолог и педагог Ирина Беляева.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Многие считают, что тему войны не стоит поднимать в разговоре с ребенком. Вроде бы и так все понятно: по телевизору парад, у памятника вечный огонь, а к пуговицам детей привязаны георгиевские ленточки.

Однако обсудить ее все же нужно, во-первых, потому что проблема, которая касается жизни и смерти, добра и зла, требует проживания и поддержки значимого взрослого.

Во-вторых, война до сих пор актуальна для нас, травма тех лет еще не пережита, не будешь же считать массовой терапией крики «Ура» и «Спасибо деду за победу!».

В-третьих, современный патриотический курс больше похож на угар нетрезвого десантника, чем на осмысление, память и скорбь. Ну и конечно, тоска берет, когда подросток не в курсе, в каком году закончилась Великая Отечественная, но уверенно рассуждает, что «мы — сила и всем задали перцу».

На днях случился небольшой скандал с роликом, который снял «Ералаш Самара» о юном партизане, который материализовался из воздуха перед группой школьников. Призрак вкратце рассказал свою недолгую биографию: в сорок третьем его застрелили фашисты.

А когда маленького солдата спросили: «А умирать не страшно?», просто сообщил: «Это не важно. Важно, что мы победили.» Создатели видео попытались нехитрым текстом сообщить о главной нашей ценности — быть готовым отдать свою жизнь на войне.

Здесь нет рассусоливаний о гражданском долге, какой-то любви к родине или патетики в стиле «грудью на огнемет». Просто нужно умереть, ну что же, окей, пойдем умрем.

Если бы ролик был продуктом отдельного воспаленного сознания, еще бы было ничего, но эта история вполне укладывается в линию государственной пропаганды: человеческая жизнь недорого стоит, зато танки наши быстры и еще есть большой-пребольшой памятник, а сверху салют сверкает.

Многие родители, пытающиеся что-то поведать о народном подвиге, рискуют свалиться вот в такую клюкву: рассказать о том, что война — это пушки (бах-бах!) и все отважно бегут в атаку. А потом звучит громкое «Ура!», и под звуки оркестра героям вручают ордена.

Другая крайность — посвятить летние каникулы подробным рассказам об устройстве фашистских концлагерей и описанию сцен каннибализма в блокадном Ленинграде

Оба эти способа ведения разговора чреваты неприятностями: ребенок может удивить вас свежеприобретенным неврозом, либо впадет в «ура-патриотизм» и станет отрицать все, что говорят родители на эту тему.

Стоит также иметь в виду, что в школе ребятам показывают одну картину войны, а та, что вы транслируете дома, окажется другой. Когда речь идет о детях 7- 11 лет, этот звенящий в голове диссонанс может грозить тяжелыми последствиями и для ваших отношений, и для нервной системы ребенка.

В общем, первым делом нужно хорошо продумать, что вы хотите сказать ребенку о войне. Между «Ура! в атаку!» и историями из жизни доктора Менгеле есть много других планов, истина, как обычно, где-то посередине.

Почти всю историю человечество воспевало воинственность, силу и победы над врагом: доблестные ребята из Древней Спарты, умирающие без единого стона, яростные викинги, отчаянные мушкетеры. В современном мире рождается какой-то новый тип героя, он не прямолинеен как Кибальчиш, он не рвется в битву.

Он спасает мир просто потому, что пришлось. Как Хоббит у Толкиена. Он ведь не ждал никаких обелисков и литавр, роль спасителя ему была вовсе не по душе: избавлю мир от зла и пойду в Нору, чтобы там об этом больше не вспоминать.

Это вполне человеческое поведение, тоже геройское, хотя и без сверкающих колесниц и стучания кулаком в грудь.

Задачи родителя значительно отличаются от задач государства. Если наша цель — вырастить думающую личность, индивидуальность, то государству нравятся граждане, которые могут встать в строй и «как один умрем в борьбе за это»

Частично это обусловлено тем, что у государства есть несколько миллионов граждан, в то время как средний родитель может грозить пальцем одному, ну двум сыновьям. Если кто-то не хочет, чтобы его ребенок пал смертью храбрых во славу Родины, то вовсе не обязательно он подлый эгоист.

В конце концов, Отечеству служить можно по-разному, не только проливая кровь.

Да, если враг у ворот, никуда не деться, но сначала, может, имеет смысл постараться сделать как-то так, чтобы за дверью не было врага? С каждым ребенком, который вместо того, чтобы впадать в экстаз при словах «Россия вперед!», задумался и почесал затылок, растут наши шансы на то, что кровавый кошмар больше не повторится.

Живых свидетелей той войны становится все меньше. Именно они, выжившие, говорили: «Только бы не было войны», и эти их слова уравновешивали победные залпы и песни про «броня крепка». Сегодня их слова все тише и тише, а салюты, наоборот, все пышнее и громче.

И важно детям показать именно две стороны: есть и слава, но и другая — грязная, тяжелая, грустная тоже есть. Воевать — это работа, и мы чествуем тех, кто ее делает, а еще мы сочувствуем им. Но нужно ли романтизировать ее? Вряд ли. Вот несколько рекомендаций тем, кто собрался побеседовать с ребенком о войне:

1. Сначала неплохо разобраться с общими ценностями

Хотя бы поговорить, что превыше всего жизнь. Не честь, не слава, не память, не богатство, не религия, не страна, не идея, а жизнь. Человечество осознало этот факт как раз благодаря двум мировым войнам.

И иногда отдать свою жизнь — самый простой и самый глупый поступок, который часто к тому же оказывается самым бесполезным, мрачным, скучным. Но пока ты жив, все может измениться.

В противоположность этому смерть — то единственное, что невозможно ни отменить, ни изменить (в момент объяснения надо не увлечься, чтобы не запугать младшего самой идеей смерти).

Поговорите с человеком о подвигах. Выяснится, что подвиг — это спасать, а не убивать. Пусть даже и злодеев.

3. Если вы не знаете, что конкретно говорить, расскажите о детстве своей бабушки, вспомните историю своей семьи

Прочитайте книги. Живые рассказы всегда лучше патриотических официальных речей. А книга всегда лучше фильма, но если с книгами не пошло, посмотрите кино. Психологи считают, что старые советские фильмы вполне экологичны.

Провоцируйте на обсуждения. Лишняя военная романтика должна выводиться из ребенка быстрее, чем вши.

5. Кстати, ребенок имеет полное право не знать кровавых подробностей, и задача родителя предоставить такую возможность

Особенно это злободневно для чувствительных и тревожных детей, которые боятся Буку из-под кровати.

Однако важно помнить, что для усвоения материала необходима надежная жилетка рядом и некоторый запас сил. Оцените, насколько хорошо обстоят дела со спасательным жилетом и со всем остальным.

7. Заглядывайте в себя время от времени: все ли у вас самих в порядке с дихотомией война-мир

Если третий раз за вечер вы запрыгиваете на стол с пламенной речью о победе русского флота, стоит притормозить и задать себе проверочный вопрос: «Хотел бы я в самом деле отправить сына или дочь на бой во славу Родины?»

Все ли немцы априори плохи во время войны? Все ли «наши» — хороши?

9. Игра в войну — это не плохо, особенно если сегодня ты немец, а завтра — русский

Но еще лучше, если сегодня империя, а завтра — республика.

Не говорите «закидали пушечным мясом», не говорите про берлинскую операцию, нужную лишь для победы системы, ни о том, сколько за один день «уложили просто так».

Этого не стоит делать, пока младший участник дискуссии недостаточно овладел фактами и не вполне поднаторел в решении моральных дилемм. Все рассуждения типа «А оправданна ли была блокада Ленинграда?» пусть проводятся только дома, интимно и не с первоклассником.

А пока товарищ не созрел, подобный разговор может вестись в ключе: «Мы ценим жизнь. Жизнь — неразменная монета».

11. Хорошо бы помнить, что на большинство спорных вопросов, которыми вы с подростком задаетесь, нет и не может быть однозначного ответа

Смысл обсуждения — как раз поиск и выход на новые уровни сложности идеи.

12. Осторожнее с массовыми акциями

Массовые скорби из-за своей психологии имеют неприятную особенность выливаться в массовые погромы. Как только есть постановка, правила и формы выражения радости, уходит искреннее и человеческое.

И в детстве, когда вокруг так много вызовов и внутри еще нет точки опоры, очень легко увлечься идеей «быть одним из»: вместе кричать «Ура», маршировать в ногу или поймать это чувство — неуязвимости и силы.

Ребят, которые получают удовольствие от того, что их много, можно увидеть в кино Лени Рифеншталь или в новостях, в разделе: «В результате потасовки футбольных фанатов трое отправились в больницу».

Источник: https://mel.fm/sovet_psikhologa/8320671-about_war

Как рассказать ребенку о войне

Как говорить с детьми о войне

Как объяснить трехлетнему мальчику, почему вдруг в мирной городской жизни появляются танки и военная техника? Что ответить любопытному ребенку на вопрос: “А что такое война”? “РГ” поинтересовалась у столичных мам и пап, как они справляются с этой непростой задачей, как рассказывают о войне своим детям.

Папа, мама и двое сыновей-дошкольников деловито укладывают вещи в машину. Сегодня ночью они отправляются в путешествие: из Москвы в Брестскую крепость.

В Москве завершилась генеральная репетиция Парада Победы

– Мы хотели, чтобы дети своими глазами увидели историю, – объясняет мама Виктория. – Сейчас они еще маленькие, но я уверена, что впечатление останется на всю жизнь, а, значит, будет интерес, вопросы, память.

В прошлом году мы смотрели Парад на Красной площади, детям было очень интересно.

Пятилетний Степа долго не оставлял папу в покое: “А эти танки были на войне? А мой прадедушка на таком танке ездил? А где сейчас мой прадедушка?”.

Мама Наталья с 15-летним сыном Антоном останется в городе. Уже три года она вместе с сыном Антоном несут портрет дедушки в “Бессмертном полку”.

– Мой дед, ушедший на войну в свои 18-ть, сбежавший дважды из плена, про войну рассказывать не любил, – говорит Наталья. – Уже потом, после его ухода, мы, взрослые внуки с нашими мамами и папами, собирали по крупицам историю его Победы. И эту историю я рассказывала своему, теперь уже 15-летнему сыну.

Показывала черно-белые фотографии из семейного альбома и говорила пятилетнему сыну, что это его прадедушка, что он был на войне, и героем, весь в медалях, вернулся домой, мы читали его скупые письма-треугольнички, рассматривали медали.

Теперь мой почти взрослый сын с трепетом ждет 9 мая, чтобы в очередной раз пронести портрет своего прадеда в “Бессмертном полку”.

У мамы семилетней Лены, Евгении, личная история войны “скудная”.

В Сети появился клип ко Дню Победы с участием Поклонской

– Дедушка мой, профессор, был эвакуирован с научным институтом, на фронте не был, – рассказывает Евгения, – Но ужасы войны успел прочувствовать – тушил “зажигалки” на московских крышах, бабушка работала в госпитале. Так что наша семейная история не богата яркими военными сюжетами.

Но это совсем не значит, что не нужно помнить. Мы с ребенком стараемся обсуждать эту тему не только в канун 9 мая. В нашей мирной жизни, как ни странно, много поводов поговорить о войне. Играют мальчишки в войну, а им можно сказать, что война, на самом деле, не такое веселое занятие.

И тут же добавить конкретики: представь, света нет, тепла нет, в магазинах ничего нет. Дети это очень хорошо понимают.

Мы очень любим читать рассказы о войне, у нас есть книга “От Москвы до Берлина”, где собраны лучшие рассказы наших замечательных писателей: Лев Кассиль, Борис Полевой, Валентина Осеева…

А какие проникновенные песни о войне (только не в современном исполнении), можно брать любую и петь вместе с ребенком – “Синий платочек, “Катюша”, “Я сегодня до зари встану”… И, конечно, же фильмы.

Наши режиссеры умели снять так, чтоб не было на экране физиологических ужасов, но как эти фильмы обжигали горем, для маленьких детей они, конечно, слишком сложные, но дошкольнику смело можно показать “В бой идут одни старики”, “Неуловимые мстители”, там тоже есть военная тема.

Самое главное, говорить об этом не по случаю 9 мая, а все время, ведь уважение к памяти должно быть всегда.

“РГ” составила путеводитель по праздничной Москве

Надежда, мама 14-летней Насти и 13-летнего Саши, полна эмоций. Вместе с детьми она посмотрела школьный спектакль по поэме А.Т. Твардовского “Дом у дороги”.

– Ревела весь спектакль, – рассказывает Надежда. – Дети и подростки, с первого класса до одиннадцатого, все, как один, смотрели не отрываясь, на одном дыхании. В зрительном зале стояла гробовая тишина.

Простой и в то же время очень сильный сюжет: история семьи, любви… Тема войны и страданий очень доступно доносится до детского сердца. Такое не забудется.

Такие постановки – это очень правильный способ рассказать о том, что нужно знать и помнить.

Совет психолога

– Детям в 2-3 года рассказать о войне достаточно просто, – говорит педагог-психолог Надежда Абрамова. – Вашими помощниками могут стать танк, пилотка, пистолет, песня “День Победы”. Покатайте с малышом танк, наденьте пилотку, покажите ,как маршируют солдаты, спойте “День Победы”.

Дети 4-5-ти лет – это уже маленькие интеллектуальные личности, тут нужно постараться.

В помощь родителям будет тот факт, что дети этого возраста легко увлекаются, например, с ними можно попробовать написать письмо, сложить его треугольничком, как это делали их прадедушки, а заодно прочитать ребенку стихотворение, рассказать ему о войне.

Российские писатели рассказали о судьбах своих воевавших родственников

Говорить желательно простыми словами, не переходя на личности: “наступал враг, он хотел лишить нас жизни, нас защищали твои прадедушки, они хотели, чтобы нам с тобой жилось хорошо и спокойно”.

Про ужасы войны, сцены смерти говорить не нужно. Каждому возрасту – свое.

До семи лет в рассказе про войну желательно опираться на такие качества, как мужество, любовь к своей стране, уважение к старшим.

И не забывайте об активности маленьких открывателей и саморегуляции. Они найдут для себя точку опоры и возврата. Главное в воспитании – помнить о золотой середине и не мешать нашим детям узнавать мир, а помогать в этом деле.

Листайте семейные альбомы, читайте фронтовые письма, ходите в музеи, читайте стихи, рассказы, отправляйтесь в путешествие по историческим местам. Самое главное, культивировать память и уважение постоянно, а не только в День Победы.

Выбор “РГ”

Наташа

А. Барто

Почтальон проходит мимо И стучит не в нашу дверь. Почтальон проходит мимо, Мы не ждём его теперь. Он обходит все квартиры, Все соседние дома, Только нам четвёртый месяц Ни открытки, ни письма.

Всем приходят письма с фронта… У меня товарищ есть. Он вчера перед уроком Два письма мне дал прочесть. Наш учитель от танкиста Получил письмо вчера. Только нам не пишет с фронта Наша старшая сестра.

Но сегодня на рассвете

Вдруг соседи будят нас И читают нам в газете Напечатанный указ. Там написано, в указе, Кто получит ордена, Там сестра моя Наташа. Может, это не она?.. Говорят соседи маме: – Ну конечно, ваша дочь. Тут не может быть ошибки, И фамилия точь-в-точь.

Вслух сама читает мама: – “В марте, первого числа, Молодая санитарка Двадцать раненых спасла”. Мама плачет отчего-то, Младший брат кричит: “Ура!” Молодец сестра Наташа, Наша старшая сестра! Вдруг я вижу почтальона.

Я кричу ему в окно: – Вы не в пятую квартиру? Писем не было давно! На звонок выходит мама, Отворяет дверь сама. Почтальон даёт ей сразу

От Наташи три письма.

Песня

“Катюша”, слова Матвея Блантера, музыка Михаила Исаковского

“День Победы”, слова Владимира Харитонова, музыка Давида Тухманова

Фильм

“В бой идут одни старики”, режиссер Леонид Быков 

Источник: https://rg.ru/2016/05/07/kak-rasskazat-rebenku-o-vojne.html

Как говорить с детьми о войне

Как говорить с детьми о войне

Олег Карпьяк ВВС Украина

Копірайт зображення Getty Image caption Объяснять ли детям причины войны? У психологов есть разные мнения по этому поводу

Дети все понимают. Некоторые родители воспринимают это распространенное утверждение слишком буквально и не ломают себе голову над тем, как объяснить ребенку, что происходит на востоке страны, предостерегают психологи.

“Если мы не будем давать детям свою картину мира, объяснять, что идет война, на ней гибнут люди, то дети будут фантазировать и придумывать свои варианты того, что происходит”, – объясняет доктор психологических наук Виктория Горбунова. И эти фантазии, говорит она, обычно еще страшнее реальности.

Ко Дню защиты прав ребенка ВВС Украина спросила экспертов, как надо говорить с детьми о войне.

Вадим Колесников: транслировать уверенность

Психолог

Протирать очки салфеткой и говорить: “Понимаешь, мальчик …” – это не оно Вадим Колесников, психолог

Больше всего детей травмирует (есть еще такое хорошее слово – “невротизирует”) – неуверенность родителей. Дети хотят видеть своих родителей уверенными людьми.

Для начала взрослые должны сами разобраться, что хорошо, а что плохо, и чего они хотят: победы или, например, чтобы все быстрее закончилось. То есть надо иметь какую-то оговоренную позицию. Потому что когда ребенок чувствует или видит неуверенность взрослого, то начинает бояться. Это инстинкт. Эту неуверенность он чувствует через голос, обертоны, вибрации и даже запах.

Пункт второй. Взрослый, разговаривая с ребенком о печальных событиях, должен дать ему ощущение защищенности – теперь уже вербально. Сказать, например: “Я тебя защищу. Здесь мы этого не допустим”. Или, если ребенку действительно что-то угрожает, то взрослый, помогая ему эвакуироваться, говорит: “Я тебя защищаю”.

Третье. Мы исходим из мысли, что любая война – дерьмо. На войне в человеке просыпается животное и там нет завтрашнего дня. И мы транслируем ребенку идею о том, что любая война заканчивается.

Насколько детям нужно объяснять причины войны? Нужно скорее идти по черно-белым принципу: наши – не наши. Потому что у ребенка полярная эмоциональная палитра, у него есть “наши” и “немцы”, черное и белое.

Если вы будете вводить ребенка в ситуацию, что “все на самом деле сложно”, то этим покажете собственную неуверенность. То есть протирать очки салфеткой и говорить: “Понимаешь, мальчик …” – это не оно.

Если ребенок боится, что отца заберут на войну и убьют, нужно говорить: “Я не допущу, чтобы меня убили, ты будешь в безопасности, я тебя защищаю. Если меня заберут на войну, я надо всеми врагами быстро одержу победу и быстро к тебе вернусь”. Транслировать только уверенность.

Копірайт зображення Getty Image caption Напоминайте детям: любая война заканчивается, советует Вадим Колесников

Виктория Горбунова: не уходить темы смерти

Психотерапевт, тренер программы “Дети и война”

Если есть возможность, дети должны присутствовать на похоронах близкого родственника Виктория Горбунова, психотерапевт

Дети очень часто говорят о смерти. И это такая тема, которой нельзя избежать. Надо говорить, что смерть существует и война – одна из причин, которая может привести к смерти.

Но если мы говорим с ребенком, чей папа на войне, то говорим, что мы сделали все, чтобы с папой все было хорошо. Мы не говорим ребенку, что папа точно останется живым, потому что не знаем будущего. Мы не можем уверять ребенка в том, в чем мы сами не уверены.

Но должны объяснять, что именно мы сделали для того, чтобы этого не произошло.

Если мы говорим с ребенком, который уже потерял кого-то из родных, то должны помочь ему выговориться, выплакаться, создать историю об этом человеке, который останется в его сердце и памяти.

Мы говорим, что это очень печально, это надо пережить, но ты должен жить дальше, рассказывать своим друзьям, а потом своим детям о том, какой у тебя был папа, дедушка или дядя. Надо помочь сделать историю, создать ящик памяти, куда складывать особые вещи, принадлежавшие этому человеку. Важно, чтобы ребенок понимал, сколько хорошего осталось после этого человека.

Самое главное – не устранять ребенка от правды. Многие не говорят детям, что погиб папа или дядя. Этого нельзя делать. С детьми надо говорить. Более того, если есть возможность, дети должны присутствовать на похоронах. Потому что если ребенок не имел возможности попрощаться с близким человеком, это остается серьезной причиной многих психологических проблем в будущем.

Похоронный ритуал очень важен. В украинской традиции детей всегда брали на похороны. Они должны быть свидетелями этого, погоревать, попрощаться. Важно видеть, как другие люди несут цветы, говорят хорошие вещи о близком для них человеке. Это очень важно знать ребенку.

Копірайт зображення Getty Image caption Лучше, когда дети придерживаются в конфликте тех же взглядов, что и родители, говорит Виктория Горбунова

Гила Петрова: объяснять обстоятельства

Семейный психолог, Израиль

У нас нет такой роскоши – на полную катушку поделиться с детьми своими чувствами Гила Петрова, семейный психолог

С одной стороны, мы не можем их обманывать. Мы должны им сказать, что происходит. С другой стороны, мы сами как дети – не понимаем, что происходит. Лучшее, что мы можем сделать для детей – говорить, пусть дозировано, мало, но говорить, то есть не молчать.

Если вы переехали из зоны конфликта, не надо говорить ребенку: “Мы просто переехали”. Нет, не “просто”. “Мы переехали, потому что там опасно, и нам лучше жить здесь, где безопаснее”.

Вместо фраз “так надо” нужно объяснять обстоятельства.

При этом родителям не надо показывать детям свой страх. Когда ребенок видит своих родителей в панике – его мир рушится. У нас животный страх, мы в панике, льем слезы. И когда ребенок нас видит в таком состоянии – это травмирует его дополнительно … У нас нет такой роскоши – на полную катушку поделиться с детьми своими чувствами.

Мы как родители постоянно должны следить за своим душевным состоянием и думать, где мои резервы, что я буду делать с собой, чтобы мой ребенок не почувствовал моей истерики, моей паники.

Копірайт зображення V. Starogo Leva Image caption “Война, изменившая Рондо” – одна из немногих детских книг о войне, изданных в Украине

Романа Романишин: говорить через символы

Иллюстратор, соавтор книги “Война, изменившая Рондо”

Достаточно долго использовался странный миф, что родители как можно дольше должны оберегать ребенка от опасных вопросов, тяжелых тем, и пока она маленький, ему нужно давать только сладкое. На самом деле это не так. Человеку нужно закладывать правильную матрицу с детства.

Но важно выбрать правильную форму для такой беседы. И по моему мнению, это должен быть разговор с помощью символов, метафор. Нужно избегать прямолинейности, потому что шокирующей информации, кадров очень много, и она добирается до маленьких голов очень быстро.

Свою книгу мы построили языке визуальных символов. Мы избегали милитаристских определений, таких как “взрыв”, “ранения”, “смерть” или “оружие” – все это мы заменили универсальными символами.

Сейчас стоит издавать и зарубежные антивоенные книги, которые уже снискали славу среди читателей и психологов. Хотелось бы, чтобы в Украине вышла книга Сержа Блока “Враг”, которую издали во многих странах. Она рассказывает о солдате, который даже не знает, за что он воюет, и о том, что твой враг – это на самом деле твое отражение.

Источник: https://www.bbc.com/ukrainian/ukraine_in_russian/2015/06/150601_ru_s_children_war

8 самых сложных тем для разговоров с детьми

Как говорить с детьми о войне

Всегда бывает непросто начать с ребенком разговор на серьезную и пограничную тему. Сложные отношения в семье, половое созревание, нехватка денег – ребенок чувствует все эти процессы, вы это видите, но не знаете, как подойти к разговору. Ждать, когда он спросит сам или лучше начать самому? Разбираемся, что делать, если поговорить надо, а как – не совсем понятно.

1. Как говорить с детьми о разводе родителей

Развод родителей — тема болезненная и деликатная. Вокруг неё возникает много вопросов сразу же, как это решение созревает. И столько же — когда ребёнок привыкает жить без мамы или папы.

Ответ на вопрос «посвящать ли детей в суть конфликтов между родителями» — нет. Другое дело, когда дома дым столбом, летают табуретки, каждый вечер скандал с мордобоем и дверь стоит аккуратно прислонённая к стеночке.

 А вот там, где развод родителей падает на ребёнка как «снег на голову», немного другой расклад.

Всем людям, и детям в первую очередь, необходима определённость в вопросах мироустройства. Детям нужно знать, как будет организована их жизнь на ближайшем отрезке.

Поэтому, как только решение о разводе принято, надо как можно скорее сообщить детям, каким образом теперь всё будет функционировать. Кто уходит, а кто остаётся, где мы будем жить и на что, останутся ли прежние увеселения или придётся всё бросить.

Хотя в нашей довольно мутной и хаотичной реальности родители зачастую забывают вообще сообщить даже о самом факте развода.

Читать дальше

2. Как говорить с детьми о деньгах

Разговоры о деньгах помогут ребёнку не только наполнить копилку мелочью, но и избавят его от тревоги, зародившейся после того, как дедушка стал вслух комментировать новости и использовать слово «нищеброды».

 Обсуждая, почему копейка рубль бережёт, кроме собственно образовательной задачи мы решаем ещё одну: избавляем ребёнка от лишних эмоций, которыми неизбежно обрастает проблема денег. С раннего детства человек оказывается окружённым экономическими понятиями.

 Он слушает сказки о богатстве и бедности, близкие говорят о выгоде и тратах, а разбитые предметы почему-то определяются их стоимостью, а не размером.

 Замалчивать, вообще не говорить про презренный металл, равно как и посвящать каждый семейный ужин вопросам отцовских бонусов — это неверные стратегии. Оба пути ведут к сакрализации денег. 

Общий посыл: спокойное отношение. Есть деньги — даём, нет — не даём, но объясняем, что это вовсе не конец света. Может, Мальдивы в этом году как-то обойдутся без нас, но мы можем позвать на бабушкину дачу всех друзей и неплохо провести время, пока бабушка не проснулась.

Если ребёнок хочет гаджет, как у одноклассников, то либо мы покупаем без всяких истерик, либо покупаем дешёвый аналог с объяснением: «Пусть пока что он работает только подключённым к духовке, но если мы составим семейный бюджет и хорошенько сэкономим, то в будущем году…»

Читать дальше

3. Как говорить с ребёнком о половом созревании и не выглядеть идиотом

Ещё до разговора о половом созревании очень важно (и мы это подразумеваем), чтобы к шести-семи-восьми годам ребёнок уже знал и то, как происходит размножение человека, и то, что его тело — только его собственное, и никто не должен трогать его без разрешения.

Сначала ребёнок должен узнать о созревании, сексе, размножении, любви, обоюдном согласии «абстрактно», пока ещё без эмоций, без личного отношения. И желательно задолго до того, как всё это начнёт с ним в реальности происходить.

Теория должна на несколько лет опережать практику, и периодически теорию стоит повторять, проверяя, не забылось ли. 

Важно, чтобы разговор о сексе был свободен от стыда. Не от нормального смущения, а именно от стыда как «ощущения ненормальности, грязи, скверны». И слова здесь примерно одни и те же для мальчиков и для девочек — как об удовольствии, так и о безопасности.

Читать дальше

4. Как говорить с детьми о коррупции

Кажется, что дети и так знают, что воровать плохо, а жизнь всё равно заставит брать или давать взятки — «по-другому никак». Но настраивать детей на такой пессимистичный сценарий — деструктивный подход. Основная цель такого разговора — чтобы они задумались.

Чтобы, когда вырастут, не рассуждали так: «Да, я в этой ситуации обязательно дам взятку, ну, а как иначе?». Есть очень большая опасность, когда начинают говорить о коррупции страшилками. То есть «кто-то кому-то дал взятку, и все умерли». Плюс не надо ограничиваться Уголовным кодексом, надо обсуждать шире.

Это кажется, что проблема юридическая, а на самом деле она социальная. И важно объяснить само определение. 

Родителям при детях, особенно за столом, как это у нас часто бывает, не стоит обсуждать, кто кому и что дал, взял, купил. Лучше выбрать какой-то случай и обсудить его с ребёнком. Например, когда вы всей семьёй смотрите новости или кино.

Ребёнку стоит сказать: «Вот смотри, герой фильма дал взятку, чтобы его не посадили, но при этом он не виноват. Его отпустили. Как ты думаешь, он правильно поступил?». И надо объяснить, что это не единственно правильный вариант, есть много случаев, когда побеждают честные граждане.

А коррумпированных людей привлекают к ответственности.

Источник: http://wi-fi.ru/news/21/1518126

Рождение ребенка
Добавить комментарий