Алина Фаркаш – о братьях и сёстрах

Содержание

Антония Кидман и еще 12 братьев и сестёр знаменитостей, о которых мало кто знает | Хроника | Журнал OK!

Алина Фаркаш – о братьях и сёстрах

Фотография: Getty Антония и Николь Кидман

Если ваш брат или ваша сестра — мировая знаменитость, то выбор у вас небольшой: оставаться в тени славы или пытаться дотянуться до неё. Впрочем, второе нужно далеко не каждому, а первое не все воспринимают как трагедию или призыв к соперничеству. Рассказываем, чем живут люди, фамилии которых известны благодаря их родственникам.

Линда Лопес

Стоит только Дженнифер Лопес опубликовать новую фотографию в Инстаграм, как в сети появляется очередная тема для обсуждения, а таблоиды пестрят громкими заголовками. Но часто ли вы слышите о Линде Лопес? Линда на два года младше Дженнифер, она бывший телевизионный журналист и мама дочки — Люси Урен Лопес-Голдфрид.

Я очень люблю и уважаю ее. Она мать-одиночка, но не такая, как я. У меня много помощников, а у нее нет, — говорила о сестре Дженнифер Лопес.

Трей Смит

Про младших детей Уилла Смита, Джейден и Уиллоу, знают все, но у голливудского актера есть еще старший сын от первого брака — 25-летний Трей Смит.

Когда отец и мачеха — голливудские кинозвезды, сестра — певица, а брат обсуждается как новая икона стиля, выделиться на их фоне довольно сложно.

Трей даже стал героем мема с надписью: «Если когда-нибудь вы чувствовали себя ущемленными, просто помните… у Уилла Смита есть сын Трей Смит». Старший отпрыск актера занимается музыкой.

Дуглас Питт

Кинозвезда (с семью десятками проектов в анамнезе), мировой секс-символ, бывший муж Анджелины Джоли, владелец продюсерской компании — кажется, каждое из этих определений делает Брэда Питта более известным, чем был за всю свою карьеру его брат Дуглас Питт. Мы почти не слышали о Даге — и это не случайно: он не любит внимание СМИ и даже не отвечает на вопросы о своем знаменитом брате.

Я признателен за интерес к Брэду. Я понимаю, почему люди хотят спросить о нем. Но я отвечаю на эти вопросы более двадцати пяти лет. Повторюсь, я ценю ваш интерес и очень горжусь им, — сказал однажды Даг.

Брат Эминема – Натан

Эти три вещи об Эминеме знают все: он вырос в Детройте, у него были странные отношения с матерью и он лучше всех читает рэп. Но о брате артиста по имени Натан многие даже не слышали. Натан тоже рэпер, хотя и не такого уровня, как Маршалл (настоящее имя Эминема). Согласитесь, пытаться достичь известности в той же области, которую уже покорил твой легендарный брат, сложная задача.

Сёстры Тома Круза

Личная и семейная жизнь Тома Круза редко обсуждается в СМИ из-за религиозных убеждений звезды — он приверженец саентологии. Многие и не слышали, что у него есть три сестры. И если о жизни Мариан и Касс Круз до сих пор нет никакой информации, то о Ли Энн Круз публика более-менее знает — и то лишь благодаря тому, что она долгое время была пресс-секретарем своего брата.

Родственницы знаменитости не дают интервью и редко появляются на публике вместе с братом. Об их взаимоотношениях в сети узнали благодаря одной из девушек Тома, которая в 2016 году дала интервью изданию Daily Mail.

Мне кажется, что Том очень быстро вырос. Он был очень близок со своимии тремя сестрами. Однажды он рассказал, что они научили его целоваться.

Майкл Катчер

Эштон Катчер известен как классный парень и актер, который женат на одной из самых желанных актрис Голливуда — Миле Кунис. А знали ли вы, что у него есть брат-близнец? Его имя Майкл. У него детский церебральный паралич. В молодом возрасте Майкл перенес операцию по пересадке сердца. В настоящее время он помогает благотворительным организациям и людям, страдающим от ДЦП.

Али Лохан

Благодаря успеху Линдси Лохан в 2005 году ее семья также стала популярна и обсуждаема во всем мире. Славой Линдси хотела воспользоваться ее младшая сестра Али, которая пробовала реализовать себя в модельной сфере.

Сейчас Али 24 года, и она по-прежнему хочет завоевать звание «супермодель». Вообще, Лохан-младшая — креативная натура.

С 2017 года девушка активно начала заниматься музыкой, которую она сама охарактеризовывает как «Вестерн-эмо».

Музыка — это то, чем я хотела заниматься с восьми лет, — сказала она журналу Cosmopolitan в прошлом году.

Сюзанна и Мелисса Гарнер

Дженнифер Гарнер выросла в компании двух родных сестер — старшей Мелиссы и младшей Сюзанны. Дженнифер много времени проводит со своими сёстрами: они ходят по магазинам, тренируются в зале, просто гуляют. На таких совместных выходах сестер часто встречают папарацци. Репортеры неоднократно путали Мелиссу и Сюзанну с Дженнифер, когда подписывали их фотографии, ведь они очень похожи.

О Мелиссе известно, что она работает в рекламной сфере, что же касается Сюзанны, то она является домохозяйкой и воспитывает дочь Эмму. Голливудская актриса не раз признавалась, что считает сестёр своими лучшими подругами.

Раз и навсегда, я — средняя из сестёр Гарнер. Как мне повезло с такими сёстрами, — прокомментировала коллаж звезда в День братьев и сестёр.

Сестра Ирины Шейк — Татьяна

У российской супермодели Ирины Шейк есть старшая сестра Татьяна. В то время как Ирина ведет поистине звездную жизнь мировой супермодели и возлюбленной голливудского красавца Брэдли Купера (а также матери его ребенка), Татьяна предпочитает спокойную жизнь с мужем, бизнесменом Александром Петенковым, в Челябинске. Супруги воспитывают двоих детей.

Антония Кидман

Антония Кидман на три года младше своей сестры — оскароносной актрисы Николь Кидман. Антония довольно известная журналистка и телеведущая: она начала свою карьеру в журналистике, работая на телеканале Nine Network. Позже она была репортёром телевизионной станции NBN Television в Ньюкасле.

Кидман-младшая была замужем два раза. Сейчас она живет спокойной жизнью с супругом в Сингапуре и воспитывает шестерых детей. Отвечая на вопросы журналистов о том, не обидно ли быть в тени своей сестры, она говорит, что этот комплекс у нее «испарился сам с возрастом».

Источник: http://www.ok-magazine.ru/news/chronicle/75825-antoniya-kidman-i-eshche-12-bratev-i-sestyor-znamenitostey-o-kotoryh-malo-kto

Алина Фаркаш: Сколько можно страдать по прошлому?

Алина Фаркаш – о братьях и сёстрах

Мне кажется, что в нашей культуре будто поощряются страдания. Будто запрещается женщинам искать нового счастья.

Однажды, лет в шестнадцать я случайно оказалась в чудовищном доме. Там все было пропитано смертью. В этом доме умер любимый муж, отец и кормилец семьи — и с тех пор время будто остановилось. Седая женщина, выглядящая на семьдесят с лишним, с трудом передвигалась по квартире, шаркая тяжелыми ногами.

Я не могла поверить, что она — мама моего ровесника и ровесница моей мамы. Впрочем, ее сын тоже выглядел как пришелец из прошлого. И тоже будто был старым. Мы все тогда готовились к поступлению и к выпускным.

«Если бы муж был жив, сейчас бы Митя тоже готовился, — сказала женщина, — а так у меня нечем заплатить за выпускной. Напеку ему коржиков, пусть ест коржики». Поступать Митя (между прочим, почти отличник) тоже никуда не стал.

Потому что, если бы был жив папа,талантливый ученый, один из самых юных академиков страны и известный умница, то он бы обеспечил сыну такой институт — ого-го, какой институт! А без него — какой смысл?

Самое жуткое в этой истории было то, что муж и отец в той семье умер, когда его сыну не исполнилось и года, то есть пятнадцать лет назад.

А вместе с ним фактически умерли, заморозились во времени и воспоминаниях его старенькая мама, молодая — и вмиг постаревшая — жена и сын, который в общем даже и не пытался жить. Мы смотрели на эту ситуацию будто с разных сторон одного и того же зеркала. Им — виделся ушедший и недоживший муж, сын и отец.

Мне — нерожденные этой женщиной новые дети, ее неслучившийся новый муж, другая жизнь, сладкие внуки, маленький сын, забирающийся на колени к неродному,но все-таки папе.

Мне кажется, что в нашей культуре будто поощряют страдания. Будто запрещают вдовам искать нового счастья.

Меня до сих пор поражают всевозможные американские драмы, где часто говорят вдове или вдовцу, что прошел уже год со смерти любимого — пора уже ходить на свидания и начинать новую жизнь. Но я ни разу не слышала такого в российских фильмах.

Более того, считается, что даже после банального расставания неприлично слишком быстро начинать думать о новых отношениях. Я помню, как мы расстались с моим первым мальчиком — как только за ним закрылась дверь, я, обливаясь слезами, немедленно завела анкету на сайте знакомств. Не то чтобы я хотела немедленных отношений.

Но решила, что ходить на свидания и знакомиться с новыми людьми будет как-то веселее и эффективнее, чем плакать в одиночестве. Тогда меня осудили все-все подруги. По их мнению, я должна была надеяться, что он вернется. Пытаться «отвоевать» его у соперницы… Ну или просто ждать.

Неприлично идти на свидание на следующий день после расставания! Я спрашивала, какой срок было бы прилично выдержать?

Какое время нужно страдать, чтобы обществу это было понятно и приятно? Но не было мне ответа.

Еще хуже обернулась ситуация в тот момент, когда я после развода пришла к гинекологу с просьбой подобрать мне контрацептивы. Мы развелись, когда сыну был месяц. К доктору я пришла, когда ему было четыре. Мне казалось, что три месяца — это огромный, ну, по крайней мере, достаточный срок для оплакивания неудавшегося брака и для начала новых отношений.

Но доктор так не считала. Как же она кричала! Как же она ругалась! Молодая красивая доктор кричала, что я теперь мать, что я не имею права ходить по свиданиям, что я должна сначала вырастить ребенка и думать о ребенке — а не об этом вот самом.

О том, что я уже выполнила свое женское предназначение — родила ребенка — и как мне после этого вообще не стыдно-то?!

Я вышла от нее с грустными мыслями о том, что «вот это самое» — самое что ни на есть правильное думанье о ребенке.

Моему сыну нужна веселая, любимая и любящая мама. Моему сыну нужна полная семья. Еще ему нужны братья, сестры и побольше родных людей вокруг. И вот меньше всего моему ребенку нужен груз вины и ответственности за то, что я на него всю жизнь положила.

Я знаю женщину, мать десятилетней дочери, которую она родила от единственного и случайного секса со своим боссом, которая все десять лет уже судится с ним за алименты, за время, проведенное с ребенком (он не хочет встречаться, но она пытается заставить), за то, чтобы он брал ее дочь вместе с остальными детьми в поездки и на семейные праздники. Она смертельно горюет и обижается на то, что ей не удалось подружиться с тремя его бывшими женами, и что семеро его старших детей от тех браков не хотят дружить с ее девочкой. «Они же братья и сестры! Родная кровь!, — говорит моя знакомая. — Они все относятся к Кате как к подкидышу, как к помехе! Мне так ее жалко…»

Мне тоже смертельно жалко Катю. Я думаю про себя, что ее мама тратит удивительное, нелогичное количество усилий на то, чтобы каким-то образом проникнуть в ту семью.

Проводит годы на обочине их жизни, страдая от того, что их туда не принимают, ее дочку, ее чудесную золотоволосую девочку — не принимают. Мне страшно спросить, зачем ей это? Зачем ей эти чужие жены и чужие дети? И чужой в общем-то, уже давно ненавистный мужчина.

Ведь можно было растить Катю не восьмым никому ненужным колесом в чужой телеге, а единственной девочкой у своей мамы, самой ценной, самой любимой. А биологический папа — ну, возможно бы, появился. Или нет. Мне кажется, что любой вариант был бы лучше этого бесконечного отвержения.

Этих нескончаемых судов, материнских слез о том, «как такой хороший ребенок может быть не нужен и не интересен близким родственникам», этой жизни, положенной на чужих людей.

Я не знаю, сколько страдать — прилично. Я только знаю, что переживание травмы не должно отменять необходимости строить новое.

Что моя подруга, недавно похоронившая мужа, все еще спит в его футболках и пока не решается разобрать его вещи. Но она уже ходит на свидания. Пока предупреждает мужчин, что она не готова ни к чему серьезному и может быть несколько заморожена и пуглива. Мужчины понимают.

Мужчины берегут ее невероятно и пытаются немножко ее развлечь и улучшить ее жизнь — катают на мотоциклах и дельтапланах, прибивают полочки в доме, готовят ей ужины и передают игрушки ее маленькой дочери. Недавно она написала, что, кажется, влюбилась.

А ведь любовь — всегда лучше смерти, да?

Перепост

Источник

Источник: http://femme-etoile.ru/alina-farkash-skolko-mozhno-stradat-po-proshlomu/

Настоящий мужчина: Алина Фаркаш о главных качествах идеального мужа

Алина Фаркаш – о братьях и сёстрах

Моя прабабушка родилась в семнадцатом году, девятого мая сорок пятого она потеряла своего мужа, моего прадедушку: он совершенно нелепо и трагически умер в последний день войны.

Услышал по радио о победе, снял кобуру с пистолетом и с наслаждением кинул ее об пол. Пистолет выстрелил, дедушку задело, но совсем легонько. Он умер от инфаркта, у него был сложный порок сердца. Он так и не успел узнать, что в тот день у него родился сын.

А от прабабушки его смерть скрывали еще несколько месяцев, чтобы у нее молоко не пропало.

Потом она выходила замуж еще три раза, каждый раз по огромной и всепоглощающей любви.

Она заканчивалась по‑разному: например, один муж оказался альфонсом и однажды сбежал, прихватив все деньги и чудом уцелевшее после войны старинное кольцо, зато другой до самой своей смерти преклонялся перед бабушкой и обожествлял ее, целовал руки, носил завтраки в постель и одаривал драгоценностями — он занимал довольно высокий пост для того времени и имел возможности.

Прабабушка каждый раз влюблялась навсегда и как в последний раз: она была очень страстной натурой

Зато моя бабушка была барышней здравой и разумной: она вышла замуж один раз за своего первого и единственного мужчину.

Дедушка был старше на девять лет, тогда это казалось очень большой разницей, он в свои двадцать восемь уже был профессором, гроссмейстером, заместителем главного инженера большого завода — и умирал от любви к бабушке.

Я помню, как он на любой мой рассказ о какой-нибудь красивой подружке спрашивал: «Красивая? На бабушку похожа?» Или, с хитрым прищуром, будто подловил: «Вот, ты говорила, что она красавица! А я ее видел: она высокая и блондинка!» Понятно, что красавицей могла быть только и исключительно крошечная брюнетка, какой была бабушка.

Мама жила страстями, как ее бабушка. Это было в принципе свойство ее поколения: героем романа становился Гога, он же Гоша, он же Жора — несмотря на все манипуляции, скандальность, мелочность, истеричность и алкоголизм. Но никак не взрослый, надежный и предсказуемый муж Антонины.

Мне кажется, что эта самая предсказуемость и была недостатком для поколения наших мам. И стала невероятным достоинством в нашем

Немногим из нас повезло иметь действительно взрослых родителей. Взрослых не в том смысле, что «шапку надень» или «я не лягу спать, пока ты не придешь с дискотеки», а в умении брать на себя ответственность за события.

Признавать ошибки. Извиняться. Держать слово, говорить правду о себе, даже когда она очень неприятная. Говорить о тяжелом, быть открытым и искренним.

Быть заботливым, но без намерения когда-либо предъявить счета за эту заботливость.

Такими мамами многим из моих подруг стали наши мужья. Ну и мой в том числе. Большие деньги, карьеры, безумные романтические поступки — это ничто по сравнению с заботой и безусловной любовью, которую могут дать эти мужчины. Любовью и принятием.

Я видела много пар, где она — условная «десятка» — потрясающая красавица и умница, она подрабатывала моделью в университете, а потом сделала карьеру в большой четверке. Она вполне могла бы выйти замуж за какого-нибудь миллионера, такие были рядом, и их было немало.

Но выбрала ровесника и коллегу, просто потому что он хороший, предсказуемый и любит ее. Он не пропадет на неделю и не уйдет в запой, если ему покажется, что она его обманула. Он подойдет и спокойно поговорит.

Словами! И с ним не надо всей этой женской хитрости и женской мудрости: он адекватен, с ним можно разговаривать прямо, совсем как с нормальным человеком. Звучит упоительно, не правда ли?

Мы — поколение, выбравшее хороших и любящих нас мужчин. Из недавних рассказов подруг:

«С ним я впервые узнала, что я красивая, до этого мне всегда говорили, что я должна много учиться и вырасти хорошей хозяйкой: с такой внешностью, как у меня, мне надо будет очень постараться, чтобы кто-нибудь захотел на мне жениться. А ему наплевать на мои кулинарные способности, он сам любит готовить, его больше восхищает то, как я рисую»

И тот же человек: «Он подбил меня пойти получать второе высшее художественное образование; я всегда мечтала, но в моей семье рисование считалось никому не нужным хобби. А он сидел вечерами и по субботам с нашим младенцем, чтобы я могла учиться.

А потом еще несколько лет содержал начинающего художника, а сейчас, когда у меня уже персональные выставки и некоторый успех, нет никого, кто гордился бы мной больше».

Или вот: «Когда умерла моя мама, все родственники вели себя как безумные, все перессорились, каждый что-то от меня требовал, и только он меня поддержал, гладил по голове, когда я плакала ночами, взял за руку и отвел к врачу, чтобы тот мне выписал антидепрессанты.

Никому больше в голову не пришло, что я могу тоже нуждаться в поддержке: бабушка, папа, брат, обе мамины сестры — все приходили ко мне жаловаться и плакать, просить утешения, никто не спросил, как я себя чувствую». Серьезный топ-менеджер рассказывает:

«Когда я надела брекеты — в тридцать пять лет! — он купил мне сто воздушных шариков и заполнил ими всю квартиру. На каждом написал: «Я тобой горжусь». Или: «Ты смелый герой»

Он знал, как тяжело мне было решиться их надеть». Или фитнес-тренер: «Когда после родов я поправилась на тридцать пять килограммов, он вообще не моргнул глазом, и казалось, будто он вообще этого не замечает.

Все так же при любом удобном случае обнимал, тискал, называл своей маленькой девочкой, не мог пройти мимо, чтобы не дотронуться, хотя я знаю, что ему всегда нравились худенькие… А главное, когда я наконец похудела и даже накачала себе пресс, которого у меня не было и в двадцать лет — он снова ни слова не сказал.

Никаких: ну, наконец-то! Или: вот, теперь ты красивая! И я поняла, что он будет любить меня вообще любую: худую, толстую, красивую, некрасивую, больную, здоровую!»

В моем детстве родители срывали с меня одеяло и включали весь свет в комнате, чтобы «помочь мне проснуться» перед садом или школой. Муж греет на батарее одежду нашей дочки, чтобы ей было приятно с утра одеться в тепленькое.

Я подозреваю, что ей не придется искать папу в своих будущих мужчинах. Я не знаю, кого она выберет и кого выберут все эти маленькие папины девочки, залюбленные с рождения. Подозреваю, что какого-нибудь романтического мерзавца с гитарой.

Или на чем еще будут играть все эти залюбленные маленькие мальчики, которые растут рядом.

Материал впервые опубликован на Cosmo.ru 1 ноября 2017 года

Источник: https://GraziaMagazine.ru/lifestyle/nastoyashchiy-muzhchina-alina-farkash-o-glavnyh-kachestvah-idealnogo-muzha/

В поисках принца: что люди скажут? // jewish.ru — глобальный еврейский онлайн центр

Алина Фаркаш – о братьях и сёстрах

19.06.2012
Редактировать статью

Новую жизнь можно начинать хоть каждый день. В крайнем случае, если старая была уж совсем неудачной, придется сменить квартиру и работу, что в большинстве случаев не особенно сложно. Сегодня ты куртизанка, завтра — скромница; вчера ты беременную жену выгонял босиком на мороз, а завтра расскажешь новой избраннице, как старая тебя не любила и не понимала… В общем, вы, цивилизованные люди, просто не сошлись характерами. А ребенка ты, конечно, любишь и навещаешь.В еврейском мире такое абсолютно невозможно. Сначала меня это шокировало и бесило. Вот смотрите: звонит мне давний приятель, рассказывает, что развелся и просит познакомить с какой-нибудь хорошей еврейской девушкой. Я очень люблю такие просьбы, тем более, что знакомить такого мужчину — одно удовольствие. Умница, красавец, зеленые глаза, пушистые ресницы, два метра роста, скрипочка и черный пояс по карате. Что еще нужно?! Я звоню замужним подругам, имеющим в знакомых массу хорошеньких еврейских невест и рекламирую изо всех сил: ведь вариант-то такой, что надо хватать и бежать. И вдруг подруги начинают спрашивать: а на ком он был женат? А почему развелся? А почему не было детей? А как вы познакомились?.. А кто его родители? А братья и сестры? И так далее-далее-далее.Я сначала раздражаюсь: ну, ведь взрослые же люди, сами разберутся. Наша задача — просто показать потенциальную пару друг другу и отойти в сторону. Лезть в чужую жизнь — это неприлично, неделикатно и нецивилизованно! Но у моих соблюдающих подруг — совсем другое мнение, они подключают тяжелую артиллерию, находят общих знакомых, выспрашивают подробности… И принц, к моему изумлению, оказывается совсем даже не принцем.

Особенно неприятно, что все это общественное мнение очень мешает воплощению идеи того, что стоит только захотеть — как ты буквально с этого понедельника начнешь новую жизнь, станешь совершенно другим, улучшенным человеком!

Я могла бы сказать, что наш мир — слишком маленький, и мы не можем без сплетен. Но я скажу, что еврейский мир — одно из немногих мест на свете, в котором еще имеет значение репутация.

Не деловая (хотя и она тоже), а обычная человеческая репутация: когда окружающие помнят, приличными ли людьми были твои родители, по-доброму или с шумом, звоном и скандалами ты расстался со своим предыдущим партнером, насколько старательным и обязательным ты был в школе… И так далее.

Такой подход давно ругают за провинциальность, за оглядку на то, что «люди скажут». Миру современных индивидуалистов он глубоко противен.

И особенно неприятно, что все это общественное мнение очень мешает воплощению идеи того, что стоит только захотеть — как ты буквально с этого понедельника начнешь новую жизнь, станешь совершенно другим, улучшенным человеком! Заведешь много новых друзей, перестанешь в каждом симпатичном знакомом видеть потенциального дедушку своих внуков, прекратишь спать во время утренних молитв, начнешь сдавать вовремя колонки… Вот сейчас на часах 2.49 ночи, формально — уже вторник, но так как я еще не ложилась спать, у меня — понедельник. Можно сказать, что эту колонку я сдам вовремя. Я тоже сегодня начала новую жизнь.Теория множества шансов, предоставляемых нам судьбой, разбивается о мнение кумушек о вашей репутации — и, вот, честное слово, можно было бы наплевать на этих кумушек, если бы не одна маленькая деталь: когда-нибудь, когда уже не останется памяти ни о вас, ни обо мне, и все мы встанем перед Тем, кто знает побольше нашего, то будем судимы не за последний и не за лучший из вариантов, которые мы прожили, не за чистовик нашей жизни (если кому-то из нас все-таки удастся осуществить подобный трюк), а за все-все помарки, ошибки и неточности. Два хороших поступка не прикроют собой один плохой, и даже десять — не прикроют: и добро, и зло будут считаться и рассматриваться в отдельных инстанциях. За первое — наградят, за второе — как получится. Радует только то, что тот судья, по слухам, будет подобрее кумушек. Милостивее.

Автор о себе:Мне тридцать лет, у меня есть сын и, надеюсь, когда-нибудь будет дочка с кудряшками. Я родилась и выросла в Москве, закончила журфак МГУ и с одиннадцати лет только и делала, что писала. Первых моих гонораров в районной газете хватало ровно на полтора «Сникерса», и поэтому я планировала ездить в горячие точки и спасать мир. Когда я училась на втором курсе, в России начали открываться первые глянцевые журналы, в один из них я случайно написала статью, получила баснословные 200 долларов (в августе 1998-го!) и сразу пропала. Последние четыре года я работала редактором Cosmo.Мнение редакции и автора могут не совпадать

Алина Фаркаш

Хроники

Казни ради
Редактировать статью

Трупы повешенных были сожжены. Прах передали двум агентам госбезопасности. На зимней дороге в пригороде Праги их машина забуксовала. Прах высыпали под колеса, чтобы ехать дальше…

Общество

Еврейка из прошлого
Редактировать статью

«Муж умирал, и я сказала: “Можно ли мне обнять тебя, хотя я нечиста?” (ибо у меня были месячные, и я не смела коснуться его). Он ответил: “Упаси Б-же, детка, подождем еще немного, и ты очистишься”. Увы, когда это произошло, было уже поздно!»…

Литература

Близнецы в зверинце
Редактировать статью

Ева начала процесс по сбору свидетельских показаний бывших врачей Освенцима, а потом сообщила, что прощает их, в том числе и доктора Менгеле. Сама власть прощать, по словам Евы Мозес-Кор, делала её сильнее её мучителей, и только прощение помогло ей отрешиться от тягостных воспоминаний,…

Источник: http://jewish.ru/ru/columnists/articles/11092/

Быть одной: Алина Фаркаш о женском одиночестве

Алина Фаркаш – о братьях и сёстрах

Я знаю, что сейчас у нас настоящий культ бодрой самостоятельной девушки, я сама писала немало текстов на эту тему. И я действительно отлично умею зарабатывать деньги, сверлить стены перфоратором, разговаривать с электриками и воспитывать детей. И при этом я начинаю умирать, когда я одна.

Подписывайтесь на
наш Telegram-канал

Мне страшно быть одной.

Мы все — очень парные животные, очень социальные и с трудом выживаем без тактильного контакта и теплого человека рядом. Большинство моих случайных мужчин произошли в тот момент, когда мне просто хотелось, чтобы меня кто-нибудь обнял.

Довольно долго я искренне планировала устроить клуб обнимательных вечеринок: куда могли бы прийти люди, принять душ, переодеться в пижамки, а потом весь вечер валяться на диванах, обниматься и смотреть кино, например. Мне кажется, что в больших городах эта идея могла бы стать бешено популярной.

Если бы мы все так не боялись близости с незнакомцами.

Однажды мой друг, огромный брутальный юрист рассказывал, как его обняла и поцеловала на прощание коллега. «Она не хотела ничего такого, просто дружеский поцелуй в щеку, — объяснял он, — у нас так давно принято. Но в тот раз она случайно скользнула и коснулась губами уголка моих губ.

Меня будто током ударило, я теперь все время об этом думаю». Нет, он не был влюблен в коллегу и не строил на нее никаких планов.

Она ему даже особенно не нравилась! Но в его жизни было так много работы и так мало прикосновений, что вот этот случай стал самым ярким чувственным переживанием на много-много месяцев вперед.

Когда ты живешь с кем-то и, даже если у вас не очень хорошие отношения, сложно представить, как может быть одиноко, когда у тебя нет совсем никого, кто может тебя обнять. Когда нет никого, кого ты можешь обнять.

Мне кажется, что человек, хоть раз переживший подобное, уже никогда не сможет стать прежним, никогда не избавится от этого липкого страха — остаться в одиночестве. Я могу быть сколько угодно самостоятельной, самодостаточной и феминисткой.

Но я не могу засыпать одна.

Моя подруга рассказывала про тот жуткий год, когда у нее умер муж. Как у нее болел каждый миллиметр тела от желания прижаться к другому человеку, от желания плакать, уткнувшись кому-то в грудь, и чтобы тебя при этом гладили по голове, — и как это казалось неосуществимым, ведь траур и стыдно, и совершенно невозможно.

И как однажды ночью к ней приехала бывшая однокурсница: они полночи пили вино, потом лежали вместе в кровати и плакали. И та девушка обнимала мою подругу, гладила по голове и целовала. Моя подруга никогда не испытывала чувств к женщинам, но ей было нужно, чтобы рядом был человек, теплый и настоящий.

Который будет тебя обнимать и гладить.

Говорят, что все может отболеть, чувства будут приглушаться, тяга к другим людям со временем угаснет, и станет совершенно невозможно уже представить кого-то рядом, разрешить дотронуться до себя или самостоятельно прикоснуться к другому человеку.

Говорят, что у старых холостяков и холостячек происходит именно так: я не знаю. Я никогда не заходила так далеко, ломалась на самой острой стадии, и тогда мне или везло с человеком, который оказывался рядом, или нет. Чаще все-таки да.

Я редко выбирала умом, я выбирала рецепторами кожи, которые кричали: «Обними меня!»

Еще меня пугает забвение. Это страшное ощущение, что если никто рядом с тобой не видит и не разделяет происходящего, то этого как бы и нет. Не было. Все твои мысли, чувства, события, происходящие с тобой, — не стоят ничего, если никто об этом не знает.

Это как известный философский вопрос с камнем, упавшим в пустыне: если этого никто не видел, было ли это? Был ли тот момент, когда мой сын пошел? Побежал, а потом шлепнулся на попу от усердия! Или кто знает, какого изумрудного цвета у меня бывают глаза, когда я плачу? Когда рядом никого нет — никто не знает. Мне кажется, что как раз из-за этого процветают соцсети: люди изо всех сил пытаются разделить моменты своей жизни с другими. Это некий залог бессмертия. Ощущение, что если тебя увидели или прочитали окружающие, то ты остался в них своей частичкой, пророс зернышком, что ты уже не умрешь до конца.

Я не знаю, как бороться с одиночеством.

Я не верю, что работают все эти лучащиеся позитивом советы о том, что нужно стать независимой, стать самодостаточной, заняться йогой, бегом, карьерой, благотворительностью, уехать в путешествие на Тибет и подумать о себе, а не о мужчинах.

Когда я одна, мне кажется, что половину меня занимает кровоточащая рана, которая болит без остановки и напоминает о том, чего я лишена. В таком состоянии я не могу думать ни о йоге, ни о беге. Разве что о карьере: не было у меня больше текстов, проектов и увлекательных историй, чем в те периоды, когда я была одна.

Наверное, они меня сделали такой, какая я есть. Наверное, они сделали меня сильнее, умнее и лучше.
Но я бы все на свете променяла на то, чтобы встретить своего мужа на десять лет раньше. На то, чтобы засыпать с ним в обнимку каждую ночь, каждый день, всю жизнь.

Алина Фаркаш,
cosmo.ru

Подписывайтесь на
наш канал в Яндекс.Дзен

Читайте Клубер в Telegram, Instagram и Pinterest.

Источник: http://www.cluber.com.ua/lifestyle/lichnaya-zhizn/2016/01/o-zhenskom-odinochestve/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.